Category: происшествия

Софа

Дорога с кипарисами и звездой.

Одна из моих любимейших картин, как Ван Гога, так и вообще, всего мирового искусства. Я часто возвращаюсь к ней мыслями и открываю на мониторе, чтобы посмотреть. Или можно просто поднять глаза - эта картина, вышитая крестом, висит у меня на самом видном месте. Она немного отличается от оригинала, ведь моя подруга вышивала ее самоподбором - карета с лошадью почти неразличимы, а маленькой звезды и вовсе нет, но и вышивка, тем не менее, передает главное - настроение бесконечности и зыбкости всего сущего.
Бедный Винсент написал эту картину в психиатрической больнице, всего за три месяца до смерти. Он любил эту работу, напоминавшую ему о юге, и описал ее в письме Гогену так: «У меня есть кипарис со звездой, последняя здешняя работа - ночное небо с луной без сияния, стройный полумесяц, едва проступающий из темной тени, отбрасываемой землей - звезда с преувеличенным свечением, если хотите, мягкое сияние розового и зеленого в ультрамариновом небе, где спешат несколько облаков. Внизу - дорога, окаймленная высоким желтым тростником, за ним - синие Нижние Альпии, старая гостиница с оранжевыми освещенными окнами и очень высокий кипарис, очень прямой, очень мрачный».
Искусствоведы, в массе своей, склонны находить в "Дороге" оттенки тревоги, беспокойства, знаки скорой смерти, психической болезни и прочего разложения.
Странно, но я всегда воспринимала эту картину ровно наоборот -как свидетельство того, что ничто не берется ниоткуда и не исчезает в никуда, что жизнь - эта дорога без начала и конца, на которой встречаются и гостеприимные дома, и кипарисы, и поля с урожаем, и попутчики. Картина очень динамичная, на ней всё пребывает в движении, но мне видится в этом не беспокойство и страх, а постоянное дыхание жизни - ветер, небо, трава - всё это колышется теплым ветром и всё связано между собой. Деревьев в центре картины тоже не одно, а два, они тесно переплетены и устремлены ввысь. Если принять версию, что кипарисы на картинах Ван Гога - это предвестники смерти, то, возможно, она представлялась ему не пугающим обрывом, а дорогой, переходом в другое существование.
Лена, которая вышила картину, рассказывала мне, что Ван Гог очень не любил город, считал его порождением дьявола, а Прованские деревни, напротив, очень любил, и на этой картине путники идут из ада-города в райскую сельскую местность. Довольно позитивная версия, правда мне она нигде не попадалась.
Мне хочется верить, что после своей смерти Винсент ван Гог обрел покой, счастье, любовь, изобилие и друзей, в новой жизни. В своем любимом Провансе.

Collapse )